Роковая ошибка русского хоккеиста Буре. В финале НХЛ он не забил буллит американскому вратарю Рихтеру: видео

15

Комментарии

1

Все новости на карте

Карьера Павла Буре в Национальной хоккейной лиге — это десятки красивых и важнейших голов, несколько индивидуальных наград, прозвище Русская Ракета. А вот до главного трофея мирового клубного хоккея нападающий так и не добрался. Ближе всего к Кубку Стэнли он был в 1994 году, когда вместе с «Ванкувером» вышел в финал плей-офф. Хотя это формулировка не совсем верна — именно Буре затащил в решающую серию сезона-1993/1994.

Тот кубковый поход «Кэнакс» растянулся на 24 матча, в которых Павел наколотил 16 голов и набрал 31 очков. Ни до, ни после той весны он в плей-офф лучшей лиги мира так не играл. Чего стоит хотя бы его шайба в ворота «Калгари»! Первый раунд для «Ванкувера» растянулся на 7 игр, а решающая встреча на 4 с лишним периода. В итоге все закончилось голом, который канадский журналист Том Ларшейд позже назовет «величайшим в истории „Ванкувера“. Шла 83-я минута, когда защитник Джефф Браун вырезал шикарную передачу на Павла Буре, Русская Ракета умчалась ногами от участника Олимпийских игр — 1988 Зарли Залапски и других игроков „Флэймз“, а затем идеально разобралась с Майком Верноном. Невероятный шедевр!

В финале против „Рейнджерс“ Буре выступил уже не так ярко. Во многом в этом виноват соотечественник Сергей Зубов, которому Майк Кинэн дал персональное задание опекать самого опасного нападающего соперника:

»Паша был лидером «Ванкувера». Остановить его было очень сложно. Кинэн поставил мне конкретную задачу — появляться на площадке, когда выходил Буре. Стать второй его тенью. Очень помогало, что я хорошо знал финты и стиль Павла по ЦСКА. А он понимал, что я его «читаю», и старался играть еще более нестандартно. Дуэль у нас была потрясающей.

Я назвал сына Павлом в честь Буре? Совсем нет. Я боролся с супругой за имя Майкл — так зовут моего брата. Но ей нравилось имя Павел, и я уступил», — рассказывал позже Зубов.

В итоге Буре немного растерял прежнюю уверенность и именно в той серии допустил главный промах во всей своей карьере. Дело было в четвертой встрече — «Ванкувер» уступал в серии 1:2, но вел в матче 2:1. Шел второй период, когда хоккеисты «Нью-Йорка» заигрались в чужой зоне и упустили одного из самых быстрых форвардов лиги. Павел умчался на встречу с Майком Рихтером, великий Брайан Лич вынужден был фолить, судья назначил буллит.

Неизвестно, чем бы закончился финал-1994, реализуй Буре ту попытку. Но, увы. Павел разогнался, попробовал раскачать Рихтера, но тот выбросил щиток и остановил 23-летнюю звезду.

Промах стал роковым — «Ванкувер» отдал четвертый матч, а впоследствии и всю серию. Больше Буре не был так близко к серебряной чашке никогда.

«Рихтер чуть выкатился, потом обратно отступил. Он не оставил мне места», — пытался объясниться Павел.

«Я уже делал подобное против Павла. Но тогда он смог забить, а на этот раз у него не получилось», — был доволен собой голкипер.

«Важность этого сейва огромна. Он дал нам шанс выиграть матч», — хвалил вратаря Кинэн.

Впрочем, если болельщики и журналисты отдают этой ошибке ключевое значение в карьере Русской Ракеты, то сам нападающий спустя годы относится к ней гораздо спокойнее:

«Ну, я не забил тот буллит «Рейнджерс», зато забил «Калгари», когда мы играли дабл-овертайм и по всем раскладам должны были проиграть серию. Именно я тогда забил решающий гол, и команда прошла дальше. Все ведь зависит от того, что человек хочет видеть. Я вижу всегда позитив, не так важно, о чем именно идет речь — обо мне лично или о моей команде. Буллит не так легко забить в хоккее, кстати.

Вратари стали крупнее, на них одной формы сколько! Я, например, очень много тренировал буллиты. Бил, чтобы не соврать, штук 50 до тренировки, когда хороший лед. И потом штук 50 после тренировки, когда лед плохой».

Читать ещё •••